olya333 (olya333) wrote,
olya333
olya333

Ездила по делам в Екатеринбург. От Сибири до Урала тянутся морозы – начинались от – 29 и до – 31-34 градусов.

Много общалась с так называемыми «простыми людьми» - нефтяниками, железнодорожниками, не замороченными интеллигентской шелухой. Тюмень, Омск, Новосибирск, Оренбург, Екатеринбург – такая география.

Люди очень понравились. Они живут в своих городах, гордятся ими и все про них знают.

О Путине они говорят лучше, чем сказал бы любой журналист, о делах Путина они знают больше, чем, может быть, того хотел бы сам Путин. И говорят об этом весьма откровенно.

Но политика в их жизни как бы ни существует. Или существует в виде фарса. Как в белорусское купе, где едет пассажир из Белоруссии, заходят новые пассажиры, говорят: «С новым президентом вас».

Если кто скажет, что в Красноярске плохо убирают улицы, тот не был в Екатеринбурге, где, такое ощущение, их не убирают вовсе. Первозданная толща снега, укатанная до стеклянного блеска, и на проезжей, и на пешеходной зоне. Местами стоять не реально. Скользят все, как лоси на паркете. Люди падают и бьются как елочные игрушки. Внутренности пешеходного перехода, лестница отеля – скользкое все.

С Екатеринбургом у меня сложились ровные отношения. Уральцы мне понравились. Не смотря на мороз – 34, люди доброжелательны, и обязательно подскажут что спросишь.

Видела кое-что удивительное. Было очень холодно, и на улице на выступающем фундаменте сидели замерзшие воробьи и голуби. Иду по улице, идет навстречу тетечка, вдруг руку в карман – сып – горсть крупы, и птицы слетелись, клюют. Дальше иду, еще воробьи и голуби сидят стайкой, теперь парень молодой идет – сып – горсть крупы птицам. Еще видела дядечка в каком-то форменном жилете около железнодорожного вокзала тоже – сып – крупу птицам. Это что, они с собой крупу в карманах что ли носят? У меня крупы не было, поэтому птицам достался яблочный пирожок, половина большой картофельной шанежки, хлеб и печенье «Юбилейное».

И еще удивительно, почему на Площади Танкистов нельзя поставить светофор, чтобы троллейбусы из города могли свободно подъезжать к остановке? Там получается, что широкая улица, двухсторонне движение, никто не пропускает, и троллейбусам сложно проезжать. Маневренные «Волги» проскакивают, а троллейбус стоит долго-долго, он же не такой поворотливый.

Разговаривала с одним нефтяником. Он говорит, что в Германии все настолько законами регулируется, что никакой свободы нет. Мы в России более свободно живем, говорит. В России просто неверное представление о свободе, говорю. В Германии, где все законами регулируется, как раз настоящая свобода и есть. А в России – это не свобода, а беззаконие - что хочу–то ворочу. Молчаливое соглашательство: верхи воруют, а низы на подножном корму – где сумел заработать, где сумел урвать. Не пересекаются, говорю, эти уровни. Согласился.

Подъезжали к Омску. За окошком ледяная темнота, и огоньки. По одним этим огонькам он мне рассказал про Омск так – так интересно про Омск мне еще не рассказывали: вот мост, вот нефтяные факела, вот Долина нищих – район самых дорогих коттеджей города, вот там новую многоэтажку строят.

Еще ехал один железнодорожник. Он видит, что я торчу в коридоре, и он тоже не спит, ходит чай себе заваривает. Вы случайно не «вагонник», спрашивает. Кто такой «вагонник», говорю, что вы имеете ввиду? А вот я, говорит, «вагонник» - я в поезде спать не могу, два часа максимум, а потом хожу, слушаю колеса. Нет, говорю, но очень похоже. Спросил куда еду. Говорю, в Красноярск. О, мне понравился, говорит, Красноярск, Енисей, говорит, красивый, я видел, когда к сыну на Восток ездил.

Еще встретила Фею. Женщину Фею, это я ее так назвала. Про Путина она рассказывала матом.

Очень мне люди понравились 
Tags: story, Екатеринбург, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments